За рабочую власть

марксистская газета

Previous Entry Поделиться Next Entry
СИРИЯ: МЕЖДУ РЕВОЛЮЦИЕЙ И КОНТРРЕВОЛЮЦИЕЙ
trabajadores


Начавшиеся 15 марта 2011 года сражения между баасистским режимом Башара Асада и народными массами в Сирии ожесточили обе стороны, обещая неизбежную победу третьей силе, которая была заботливо создана, поддержана и вооружена международными силами контрреволюции. Эта третья сила – буржуазная коалиция, составленная из различных политических течений, включая оппортунистических проимпериалистических буржуазных политиков, живущих в изгнании и ожидающих дня своего возвращения, суннитских движений различного рода (наиболее заметны здесь «Братья-мусульмане»), представителей различных слоев сирийской буржуазии и перебежчиков из сирийской армии. Силам международной контрреволюции, состоящим главным образом из империалистических сил - в первую очередь, конечно, это США, суннитская реакция, возглавляемая Саудовской Аравией и Катаром, и Турция (Израиль проявляет поразительно мало интереса) – видится близкий успех в деле преобразования восстания народных масс, этих подлинных участников арабской революции, в “ответственное” проимпериалистическое движение, которое сможет занять место Асада без разрушения существующего буржуазного государства.



Но, несмотря на то, что сирийская революция готовится покинуть сцену, с тем, чтобы ей на смену пришло новое буржуазное правительство, недавно она породила побочный продукт, который может разрушить статус кво не только в Сирии, но и во всем регионе в виде автономии, формирующейся в северных областях Сирии. На наших глазах создается Новый автономный Курдистан, который, в отличие от иракского Регионального правительства Курдистана, не был создан США!

Как империалисты, арабская реакция и Турция подавили сирийскую революцию

Несмотря на постоянные безосновательные слухи об обратном, арабская революция, начавшаяся в Тунисе в конце 2010 года и распространившаяся подобно лесному пожару на многие другие арабские страны (Египет, Бахрейн и Йемен — лишь некоторые примеры), захватила империалистов врасплох и привела к тому, что его позиции в арабском мире серьезно пострадали. Не говоря уже о динамике перманентной революции в Египте, в стране, где пролетарская борьба была решающей даже на ранней фазе революции и была альтернативой перспективе прихода к власти того или другого вида политического ислама, сил, которые хорошо организованы и существуют в этих странах в течение десятилетий, а также угрозе Израилю и продолжавшемуся три десятка лет статус кво на Ближнем Востоке, построенном на Кэмп-Дэвидских соглашениях. Перед лицом грозной атаки масс, наиболее зримо представленной Тахриром, империалисты, после небольшого замешательства, придумали новую стратегию. Она была названа “организованным переходом” и была основана на сохранении того, что могло быть сохранено от прежнего государства, и при этом на принесении в жертву наиболее одиозных представителей старого режима. Свержение Бен Али (Тунис), Мубарака (Египет) и Салеха (Йемен) было необходимо для того, чтобы сбить массовое недовольство. Вдобавок к этому, империалистическая коалиция, возглавляемая США и Францией, вмешалась в региональную и племенную гражданскую войну в Ливии для военной поддержки оппозиции Каддафи с целью создания безопасной почвы для империалистической интервенции в Египет и Тунис, поскольку революционные процессы в этих странах в то время вышли из под контроля.

В Сирии своя специфика. Она непосредственно граничит с Израилем. Хоть это сионистское образование и рассматривает баасистский режим в качестве традиционного врага, не стоит забывать о том, что при посредничестве Эрдогана, премьер-министра Турции, Израиль и Сирия были в шаге от создания своей собственной версии Кэмп-Дэвидских соглашений, прежде чем сионистская атака в Газе в конце 2008 года не разрушила эту инициативу. Опасаясь того, что сунниты, пришедшие на смену алавитам и, в каком-то смысле, секулярному правительству Асада, будут даже большей угрозой для Израиля, США и сионисты, при противодействии сирийской революции в марте 2011 года сперва сделали выбор в пользу реформирования существующего режима с целью снижения требований массового движения. Этим же путем пошло и умеренное исламистское правительство Эрдогана в Турции, поскольку в прошлые годы оно много вложило в отношения с правительством Асада.

Но правительство Асада и суннитская, христианская и алавитская крупная буржуазия, сильно связанные с баасистской бюрократией, были не готовы уступать каким-либо серьезным требованиям масс. Когда они осознали это, международная контрреволюционная коалиция отвернулась от Асада. Приблизительно через полгода после начала революции, в конце лета 2011 года, турецкое правительство создало оппозицию под крылом так называемого Сирийского национального совета (СНС), по примеру Национального переходного совета в Ливии, с целью создания “респектабельной” буржуазной оппозиции в изгнании, объединяющую все течения, лояльные империалистам. Несколькими месяцами позже она была дополнена созданием Свободной сирийской армии (ССА), которая, естественно, получила прибежище и помощь в обучении в Турции, была вооружена на деньги Саудовской Аравии и Катара и обеспечена разведданными и поддержкой США. Буржуазная оппозиция, представленная парой СНС-ССА – это порождение империализма, арабской реакции и Турции, созданное с целью направления энергии сирийской революции в нужную для них сторону.

Применяемая здесь стратегия такая же - “организованный переход”. В начале апреля этого года были проведены три конференции так называемыми “Друзьями Сирии”, объединением империалистических стран, членов Арабской Лиги, Турции и других союзниками империалистов, самая главная из них прошла в Стамбуле. Принятая резолюция отличается ясностью целей: “мирный, организованный и устойчивый переход” (“мирный” - пример полнейшего лицемерия авторов) и настойчивость в сохранении и реформировании сирийского государства. Вторая часть – снова акцент на стратегии сохранения как можно большего из того, что есть в существующем режиме, с тем, чтобы не допустить власти народа или исламистского режима.

Однако, в противоположность опыту Национального переходного совета в Ливии, за год своего существования СНС оказался неспособен взять под контроль всю сирийскую оппозицию. Есть несколько факторов, которые сыграли в этом свою роль. Во-первых, многие силы народной революции, начиная с левых движений, по прежнему выступают против иностранной интервенции и видят в СНС марионетку империализма и арабской реакции. Во-вторых, движения, представляющие курдов, угнетенную нацию, в основном живущую на севере страны, не видели и не видят даже проблеска надежды быть представленными в оппозиции. В-третьих, СНС не способен создать нормальные взаимоотношения между различными буржуазными течениями. Существует возрастающий страх в лагере международной контрреволюции по поводу того, что СНС и вооруженная борьба внутри страны все в большей степени переходит под контроль «Братьев-мусульман», умеренного панарабского движения, набирающего вес также в Египте, и салафистских движений, близких к Саудовской Аравии и даже Аль-Каиде.

Тенденция роста исламского влияния в оппозиционном движении тесно связана с взрывным характером борьбы в Сирии. Сейчас в стране идет война между суннитами, поддерживаемыми Саудовской Аравией и шиитами с алавитами при поддержке Ирана. Сирия – лишь одна из сил, которые объединены с Ираном: с недавних пор шиитский Ирак и Хезболла, крупнейшая сила, стоящая за нынешним правительством в Ливане, в дополнение к алавитской Сирии (алавиты близки к шиитам в определенных вопросах, но очень отличны в других, настоящей объединяющей силой является их общее противостояние суннитам). Хамас в Палестине, когда-то важнейший союзник Ирана, демонстрирует стремление вернуться к суннитам под влиянием подъема «Братьев-мусульман» в результате египетской революции. Так что борьба за Сирию – это также часть большого соперничества между суннитами и шиитами, которая угрожает полномасштабным большим пожаром на Ближнем Востоке, который, разросшись, грозит достичь огромных размеров.

Несмотря на все эти противоречия в лагере проимпериалистической буржуазной оппозиции, сражения в самой Сирии, которые начались в форме тактики “ударь и беги” в отдельных местах, перешли в полномасштабную гражданскую войну, в результате которой оппозиция контролирует многие территории. Произошла серия переходов в другой лагерь из среды армии и бюрократии. Самый заметный – переход Манаф Тласа, генерала республиканской гвардии, личной армии семьи Асада. Суннитская семья Тлас – вторая после семьи Асада в режиме баасистов и одна из самых могущественных капиталистических семей в Сирии. Манаф, возможно, был назначен кандидатом в лидеры переходного правительства. Это гарантирует сохранение власти капиталистов в стране. Тлас имеет дополнительное преимущество в возможной поддержке со стороны России, самого активного противника империалистической коалиции в Сирии, вместе с Китаем и Ираном.

Судя по всему, дни Асада сочтены. Если Тлас или кто-то подобный возглавит переходное правительство, стратегическая цель империализма будет выполнена, с прежним государственным аппаратом или только с его частью, подчинение капиталистической Сирии империализму будет обеспечено. Этот наиболее реальный сценарий будет означать тихую смерть народной революции в Сирии. Деньги Саудовской Аравии и Катара, приют и обучение предлагаемое буржуазной оппозиции Турцией и масштабное дипломатическое влияние империализма, все вместе дают руку помощи буржуазной оппозиции помимо народного движения. Политическая ответственность сирийских левых заключается в том, чтобы дать ответ на вопрос о том, какие секреты в будущем откроет сирийская революция. Мы все еще не можем провозгласить окончание сирийской революции. После Асада мир может ожидать множество сюрпризов.

Умирающая сирийская революция породила дитя: автономный Западный Курдистан

Недавние события, разворачивающиеся на севере Сирии, принесли новые переменные в уравнение. 20 июля в северной части Сирии курдами были захвачены несколько городов, включая крупнейший город Камишло. Жители этих городов сформировали органы власти и милицию для защиты новой политической реальности. Повсюду - курдские флаги.

Для того, чтобы понять, что произошло, надо знать о положении курдов на Ближнем Востоке. История Курдистана и курдов, одного из коренных народов региона, долгая и непростая. Достаточно сказать, что со времен первой мировой войны Курдистан был разделен на четыре части, каждая из которых были оккупированы ближневосточными государствами: Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Так что северная Сирия в терминах международного права по факту – это Западный Курдистан. В течение долгих десятилетий эти четыре части Курдистана были порабощены, в разной степени в различное время этими четырьмя государствами. С тех пор борьба курдского народа за право на самоопределение и национальное объединение была наиболее оправдана. Происходили, естественно, восстания и войны за национальное освобождение на протяжении двадцатого века, временами приносящая мимолетные победы. Но только в начале двадцать первого века постепенно вырисовывается силуэт Курдистана.

Здесь имеют место два фактора разной природы. Первый – создание после первой войны в Заливе (1991) спонсируемого США в рамках империалистической агрессии автономного Курдистана на севере Ирака. Лидером регионального правительства Курдистана, территориальной единицы в федеральной системе власти Ирака, является Барзани. Другой – ведущаяся без перерыва КРП (Курдской рабочей партией) партизанская война в Турции, начавшейся в 1984 году. Несмотря на то, что лидер КРП Абдулла Оджалан был захвачен ЦРУ и возвращен в Турцию в 1999 году и то, что он находится в заключении в островной тюрьме в течение последних двенадцати лет, КРП имеет сейчас массу сторонников, составляющих электоральную базу для легальной партии, представленной парламентской группой. Партия также считается очень серьезной политической силой среди курдов Ирана и Сирии, несмотря на то, что местные партии слабо с ней связаны.

Исходя из этого важно понимать, что Барзани и КРП являются противоборствующими силами, конкурирующими друг с другом за влияние во всем Курдистане. В этой борьбе США и Турция — на стороне Барзани. В прошлые годы Турция провела безуспешные секретные переговоры с Оджаланом в тюрьме и отдельно с руководством КРП, но, в результате, турецкое государство и КРП до сих пор – враги. Что касается США, КРП никогда не была привлекательным союзником поскольку она является врагом Турции, этого прочного соратника США и члена НАТО, и противником руководства Барзани.

В противоположность приведенной информации текущая ситуация в Западном Курдистане (северной Сирии) показывает несколько очень интересных особенностей. Силы, захватившие курдские города – это коалиция партизан КРП и сторонников Барзани. С учетом того, что было сказано выше о четырехсторонних отношениях между США, Турцией, Барзани и КРП, это очень неожиданная ситуация. Она может быть объяснена тем фактом, что взволнованный явной влиянием КРП в Западном Курдистане, Барзани попытался прямо перед захватом курдских городов, объединить все сирийские курдские политические силы вместе в один фронт для того, чтобы сохранить КРП под контролем. Факт состоит в том, что партизаны КРП сохраняют свое влияние несмотря на эти попытки контроля.

Во-вторых, после продолжающегося десятилетиями угнетения курдов, это второй случай, который возник в течение всего лишь десяти лет. Это, конечно, заставило поднять брови во всех четырех странах, которые подавляют курдов, даже в Ираке, где наблюдается возрастающий страх грядущего провозглашения независимости на территории, находящейся под управлением Барзани. Совсем недавно федеральная армия Ирака начала угрожать курдским вооруженным формированиям (пешмерга) Барзани нападением. В-третьих, это территориальное образование в Сирии, если оно сохранится, будет сильно отличаться от того, что произошло в Ираке. Вотчина Барзани, проамериканская и недавно превратившаяся в протурецкую, в то время как КРП сейчас и по крайней мере в предсказуемом будущем независима от империализма США и является угрозой для Турции. Ситуация действительно необычная. Абдула Оджалан, лидер КРП осужден на вечное тюремное заключение в Турции, но, отсутствуя, он пришел к власти в сирийском Курдистане!

В-четвертых, турецкое правительство в панике от возможности возникновения Западного Курдистана. Оно стало угрожать военным вторжением, утверждая, что присутствие КРП во власти на южном фланге просто неприемлемо для “национальной безопасности”.

В-пятых, та легкость, с которой силы курдов смогли захватить города на севере Сирии, создает подозрения, что режим Асада может просто закрывать глаза на то, что произошло. Но это не принижает ценности новой власти в регионе. Но есть большая разница в том, действует ли курдское руководство в Сирии в революционном духе или просто использует войну между империализмом и региональным тираном. Также вопрос в мотивации, которая лежит в основе поведения правительства Асада. В сущности, Асад может попытаться вовлечь Турцию на территорию Сирии для того чтобы создать патриотическую атмосферу среди сирийцев, поскольку, возможно, это его последний шанс остаться у власти.

Создание Западного Курдистана, потенциально ориентированного антиимпериалистически, сигнализирует об огромном изменении в соотношении сил на Ближнем Востоке. Турецкое правительство уже угрожает войной и вторжением в этот новый будущий Курдистан. Интернационалисты всего мира обязаны защищать этот угнетенный народ от угнетателей, реакционных региональных государств и империализма. Но надо сказать, что Западный Курдистан даже под властью своих новых хозяев чрезвычайно хрупкое образование. Только со стратегией перманентной революции, которая служит целям освобождения всех четырех частей Курдистана, он сможет выжить и процветать.

В более общем смысле арабская революция сможет двигаться вперед и сбросить оковы проимпериалистического деспотизма старого режима и реакционного исламизма только если она сдвинется в ходе перманентной революции еще дальше к рабочему классу, трудящимся беднякам и безработной молодежи. И снова задача интернациональных левых заключается в борьбе с глупыми теориями о том, что “США перекраивает Ближний Восток” в качестве объяснения феномена арабской революции и помочь левым и народным массам, которые из своих тел сделали щит от пуль новых фараонов: бен али, мубараков, салехов и асадов.

Сунгур Савран
(Революционная рабочая партия Турции (DIP),
секция Когресса за воссоздание Четвёртого Интернационала
)




  • 1
  • 1
?

Log in